ФТС
Дмитрий Жуков: "Прямая поставка от УЭО к УЭО - это развитие упрощенных таможенных коридоров"
В феврале 2022 года ФТС России и Главное таможенное управление КНР подписали Протокол о взаимном признании статуса уполномоченного экономического оператора.
Мы поговорили с Дмитрием Жуковым, начальником Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля ФТС России, и выяснили, как формат таможенного сотрудничества изменит торгово-экономические связи России и Китая и с какими другими странами ФТС России рассматривает подобное усиление взаимоотношений.
Фото предоставлено пресс-службой ФТС России
В чем была идея создания института уполномоченного экономического оператора в России и какие цели при этом преследовались?

– Интенсивное развитие внешнеэкономической деятельности в свое время потребовало индивидуального подхода к добропорядочным участникам ВЭД. В связи с этим в таможенном кодексе Таможенного союза (ТК ТС) впервые появился институт уполномоченных экономических операторов (УЭО). Концепция УЭО основана на рамочных стандартах безопасности и облегчения мировой торговли ВТамО и является базовым стандартом для всех стран. В рамках ТК ТС, который уже не действует, статус УЭО получили 186 участников ВЭД. Это был первый шаг к систематизации государственного-частного партнерства. Не скрою, что в тот период были попытки недобросовестных участников ВЭД использовать институт УЭО в целях нарушения законодательства, что сподвигло нас к необходимости менять нормативную базу. Исходя из полученного опыта и мировой практики, которую мы активно изучали, институт УЭО претерпел существенные изменения в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (ТК ЕАЭС). У таможенных органов появился необходимый функционал для контроля за деятельностью УЭО. Мы получили возможность незамедлительного принятия решений в случаях выявления нарушений.

ТК ЕАЭС предусматривает большее количество критериев по сравнению с ТК ТС для присвоения статуса оператора. К примеру, на данном этапе минимальный срок осуществления ВЭД для организации составляет три года, для таможенных перевозчиков – два года; и в течение каждого периода должно быть подано определенное количество деклараций (ДТ). При действии ТК ТС период практической деятельности компании был равен одному году без учета количества деклараций на товары. Также Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) для всех стран ЕАЭС введен критерий финансовой устойчивости для операторов второго и третьего типа.

УЭО – это участник ВЭД, который профессионально занимается этим видом деятельности, знает, что и как делать, и нацелен на соблюдение требований законодательства. Программа УЭО действует как в отношении экспортеров, так и импортеров. Статус операторов может быть присвоен и таможенным представителям, и владельцам СВХ.

Количество УЭО в России значительно меньше, чем в других странах. Почему институт УЭО не востребован настолько, как в странах, например, Европы?

– На сегодняшний день статус УЭО получили 165 юридически лиц. Из них около 70% являются производственными предприятиями, для которых важна возможность применения специальных упрощений: выпуск товаров до подачи декларации на товары, возможность завершения транзита на собственных площадках, хранение на них иностранных товаров и др. Такая комбинация специальных упрощений значительно снижает логистические затраты и обеспечивает быструю доставку сырья и какой-либо продукции на производственные площадки.
Что касается количества операторов, то в Российской Федерации 165 юридических лиц занесены в реестр УЭО.
В Республики Беларусь – 324 УЭО,
в Турции – 524 УЭО,
в Японии – 706 УЭО,
Южной Корее – 840 УЭО,
в Китае – более 3 000 УЭО,
в странах Евросоюза – более 18 000 УЭО.
На разницу в цифрах влияют несколько факторов. Одним из таких факторов является степень автоматизации таможенного администрирования. Например, применение технологий авторегистрации и автовыпуска деклараций на товары для существенной доли организаций создают комфортные условия для совершения операций в кратчайшие временные интервалы. Допустим, по состоянию на сегодняшний день у нас порядка 85% импортных деклараций регистрируется автоматически, экспортных ДТ – 94%. То есть общий процент авторегистрации деклараций равен 88%. Доля автоматически выпущенных ДТ импорта составляет 27%, экспорта – 44%. Получается, что 35% всего декларационного массива оформляется без участия человека, а средний срок принятия решений о выпуске информационной системой составляет 5-6 минут. Таким образом, участники ВЭД, у которых нет необходимости применять специальные упрощения доступные УЭО, получают временную экономию благодаря автоматизации.

Следующий фактор, который влияет на картину отнесения в России к статусу УЭО, это автоматическое категорирование. У нас более 11 тысяч участников ВЭД, который отнесены к низкому уровню риска (НУР). Компании НУР также получают определенное снижение контрольных мероприятий со стороны таможенных органов. Поэтому если в целом говорить о количестве уполномоченных экономических операторов и количестве организаций НУР, то цифра в нашей стране получится совсем другая.

Тем не менее всего 165 юридических лиц для такой большой страны как Россия имеют статус УЭО. На ваш взгляд, что является барьеромслишком серьезные требования к получению статуса УЭО или не столь существенные преимущества использования пакета упрощений?

– Сложностей к получению статуса мы не наблюдаем. УЭО в том числе относятся к низкому уровню риска. Обратна сторона медали – высокий уровень автоматизации. Если предприятие ведет добросовестно бизнес, а пакет специальных упрощений не нужен, то эта организация может выпускать ДТ в автоматическом режиме в течение 5 минут. Мы к этому относимся с пониманием.

Вы приравниваете участников ВЭД, находящихся в «зеленом» секторе категорирования, с УЭО по скорости таможенного оформления. В чем тогда принципиальная разница с точки зрения преимуществ УЭО от компаний НУР?

– Организации, отнесенные к категории низкого уровня риска, – это, по сути, добропорядочные участники ВЭД, чьи задачи оперативно ввезти или вывезти груз. Для таких компаний внешнеэкономические сделки являются просто одним из этапов деятельности. Те компании, которые получают статус УЭО, нацелены на применение пакетов упрощений для снижения непроизводственных затрат.

Как ФТС России популяризует институт УЭО?

– Во-первых, на сайте ФТС России постоянно обновляется раздел, посвященный УЭО. В нём есть вся нормативная база, есть ответы на часто возникающие вопросы, форма заявления для включения в реестр УЭО, образцы ее заполнения. Заполнение заявления и отправка документов проходит в электронном виде, все действия фиксируются в системе, где обозначены временные интервалы принятия решения.

Также мы организовываем вебинары для участников ВЭД, разъясняем, чем может быть полезен статус УЭО. 25 марта 2022 мы проводили всероссийский семинар, на котором обсуждали возникающие вопросы администрирования, говорили о том, какие новеллы хотим привнести. Например, мы вышли с инициативой в Совет ЕЭК о возможности маркировки товаров на площадках УЭО. Уже сейчас большое количество товаров подлежит маркировке, и количество категорий товаров будет увеличиваться. Поэтому такое упрощение для института УЭО станет стимулом для организаций вступить в ряды уполномоченных экономических операторов.

Кроме того, мы вышли с предложением использовать систему учета товаров УЭО для идентификации иностранных товаров при использовании таможенных процедур переработки. Это крайне важно для поддержки наших производственников в технологических процессах.

В феврале 2022 года ФТС России подписала соглашение с таможенной службой Китая о взаимном признании УЭО. Какие преимущества могут ждать компании в статусе УЭО?

– К фактической реализации проекта мы приступим в мае 2022 года. После нормативного закрепления соглашения идет настройка информационных систем для обмена данными с ГТУ КНР. По результатам тестирования можно будет говорить о конкретных цифрах сокращения временных интервалов.

Безопасность прямых поставок от УЭО к УЭО позволит максимально использовать технологии автовыпуска и сместить акцент контроля на этап после выпуска. Так как УЭО, с нашей точки зрения, это доверенные лица, которые прошли определенную проверку, мы не видим каких-либо рисков нанесения ущерба бюджету РФ и иных значимых рисков.

Как на практике будет работать соглашение о взаимном признании УЭО?

– Архитектура принятия решений в штатном режиме следующая: если в рамках проверки системой декларации не выявляются какие-либо нарушения, то система соответственно выпускает ДТ в автоматическом режиме. Если выявляются какие-то незначительные разночтения, но они требуют участия должностного лица, то тогда декларация передается на оценку инспектору, и тот в ручном режиме завершает выпуск ДТ.

В случае прямой поставки от УЭО к УЭО моменты, требующие незначительного уточнения и передачи на ручное оформление, будут отнесены на этап после выпуска. То есть декларация также будет выпущена в авторежиме.

Прямая поставка будет оформляться только в автоматическом режиме?

– Не обязательно. Автоматический выпуск во многом зависит от правильности заполнения ДТ и достоверности заявленных сведений. К примеру, если в ДТ неверно указан вид транспорта, которым приехал груз, то в системе просто не будут «биться» транспортные документы. В таком случае инспектор таможенной службы будет вынужден разбираться с оформлением в ручном режиме. Если же все сведения заявлены правильно, но возникла путаница в артикулах, например, то выяснение этих обстоятельств можно отнести на этап после выпуска. Для УЭО это будет быстро и удобно – то, к чему мы стремимся.

Возможно ли, что прямая поставка будет рассматриваться ФТС России как исчерпывающая гарантия достоверности?

– Исчерпывающая гарантия – это слишком мощные слова. Однако мы очень доверяем такой поставке. Так как мы говорим о снижении объема контрольных мероприятий, то внешнеэкономическая сделка от УЭО к УЭО будет пользоваться особым уровнем доверия.

Раньше был совместный российско-китайский проект по упрощению перемещения товаров «Зеленый коридор». В чем заключается отличие или развитие этих проектов?

– «Зеленый коридор» базировался на обмене предварительной информации. Прямая поставка от УЭО к УЭО позволит повысить уровень автоматизации, повысить прозрачность уровня достоверности заявляемых сведений и всего процесса. По большому счету, это наше видение развития упрощенных таможенных коридоров.

Существует ли внутренний целевой показатель по количеству УЭО, например, к которому стремится ФТС России, вводя режим прямой поставки?

– Мы отталкиваемся не от конкретных цифровых значений, а от того, что будет полезно бизнесу. Как я уже сказал, инициатива по маркировке на площадках УЭО может стать серьезным стимулом для получения статуса УЭО. Однако сейчас оценить сколько организаций заинтересуются в маркировке на своих площадках сложно. Нам важно не абсолютное цифровое значение, а то, что мы предлагаем востребованные технологические и процедурные решения.

Планирует ли ФТС России подобные соглашения с другими странами?

– Да. В настоящее время мы ведем активную работу с Кореей, Турцией, республикой Молдова. В каждой стране есть особенности национального законодательства, которые надо учитывать при разработке соглашений. Кроме этого, ведется работа над нормативной базой для соглашений с Египтом, Ираном, Бразилией.

Санкционное давление, оказываемое на Россию, будет влиять на работу в рамках уже подписанного и будущих соглашений?

– То, что мы делаем, можно назвать контрсанкциями по отношению к тем действиям, которые предпринимаются в отношении РФ. Автоматизация и упрощение процесса таможенного оформления для добропорядочных участников ВЭД, уменьшение их непроизводственных затрат, обеспечение прямых поставок товаров и комплектующих на производственные линии – все это является мерами поддержками и драйвером к развитию нашей экономики.
Текст Дина Шакенова