Спрос на релокацию бизнеса усилился на фоне изменения экономико-политической ситуации в текущем году.

По данным компании immigram.io, большинство заявок по релокации бизнеса поступает пользователей из России — 65%. Далее следуют предприниматели из Украины — 24%, потом из Белоруссии  — 11%.

Наибольшее количество компаний планирующих и осуществляющих релокацию относятся к IT и технологическим стартапам. Крупный бизнес проявляет меньший интерес к переезду. Чаще всего для переезда предприниматели рассматривают Дубай и Армению, которая привлекает клиентов хорошими льготами и условиями, в том числе, для IT-бизнеса, а также статусом «дружественной» юрисдикции. Также предприниматели и наемные сотрудники останавливают свой выбор на Турции. Спрос на переезд в другие страны постсоветского пространства — Казахстан, Узбекистан и Грузию — чуть ниже.

Для более крупного бизнеса могут быть привлекательными с точки зрения рабочих процессов страны Азии. Одно из выгодных направлений для открытия бизнеса — Гонконг, специальный административный район Китая. Город привлекателен для зарубежного бизнеса за счет механизма освобождения от налогов: компания-резидент Гонконга не платит налог на доход, полученный от налогового нерезидента. Также от корпоративного налога на прибыль в районе освобождаются дивиденды, проценты и доходы от отчуждения имущества, что может стать преимуществом для холдинговой структуры.

«Однако на практике при «переезде» в Гонконг бизнес может встретиться с трудностями в открытии банковских счетов российскими бенефициарами, относительной политической нестабильностьюрегиона, высокой стоимостью аренды и практической сложностью в принятии платежей из России», — отмечает Гайк Мартиросян, управляющий партнер консалтингового агентства Quattor.

Другие популярные направления — Латвия и Люксембург. В первом случае быстро оформляются все документы, а во втором можно получить европейский паспорт за пять лет. Кроме того, спросом пользуется Португалия, Нидерланды, Кипр и Швейцария. 

Кейс собственника: куда податься?

CEO компании разработчика игр Nord Beaver Кирилл Гончарик отметил, что предпринимать активные действия по релокации начал с зимы 2022 года. Собственник выбрал Литву по причине невысоких налогов, дружелюбного русскоязычного коммьюнити и упрощенного получения вида на жительство.

CEO и основатель сервиса для автоматизации работы с данными Signum.AI Артем Гладких рассматривает для релокации Мексику и Лиссабон, в котором уже давно сформирован IT-хаб.

Александр Высоцкий, «Высоцкий Консалтинг», понял, что технология может помочь людям во всем мире и решил, что компании пора стать американской и открыть офис в Нью-Йорке. «Это было дорого и сложно, но сработало. И если бы мы не были американской компанией, то не смогли бы открыть филиал на Тайване», — говорит Александр. Сейчас Visotsky Inc — это EdTech компания с филиалами в США, на Тайване и в Украине. В 2022 году Высоцкий принял решение не релоцировать весь бизнес в Америку, а наладить эффективный удаленный контроль со всеми офисами.

«В России много компаний, которые были представительствами европейских структур, — говорит руководитель кадрового агентства «Good People» Людмила Ганджа. — После санкций некоторые  компании забрали самых ценных сотрудников и предложили релокацию в другую страну – по нашим наблюдениям, обычно предлагали Турцию, Казахстан, Узбекистан и Арабские Эмираты. Реже Индонезия и Азия. Первая причина — сохранить квалифицированный персонал и не потерять «золотых сотрудников». Вторая причина релокации компаний и сотрудников — это финансовые обязательства и жизнедеятельность компании». Ведь многие крупные и малые бизнесы занимались в основном сотрудничеством с другими странами. Но после санкций финансовые переводы стали подвисать. Многие транши морозят на пять месяцев. Для того чтобы работать далее с европейскими клиентами компании открывают расчетные счета, например, в Турции. Если сотрудники должны взаимодействовать с клиентами напрямую, единственный выход — это перевести туда не только деятельность компании, но и сотрудников. Также многие компании потеряли сотрудников из-за их срочного переезда в другую страну по причине мобилизации. Некоторых работодателей сотрудники поставили перед фактом, сообщив, что «я больше не работаю в офисе, а работаю удаленно из другой страны».

В связи с этим у многих возникли проблемы в кадрах и в юридических аспектах:

1. Не понятно, как оформлять  деловые отношения с человеком, так как он теперь удаленный сотрудник, который находится за пределами РФ.  И если он находится заграницей более 183 дней в году, то становится не резидентом, и налоговая нагрузка вырастает до 30%. В тоже время Минтруд в своем Письме от 16.01.2017 № 14-2/ООГ-245 говорит о том, что заключать трудовые отношение с удаленным сотрудником — иностранным гражданином или лицом без гражданства — невозможно в рамках Трудового кодекса. Так как работодатель не может обеспечить безопасные условия и охрану труда дистанционных работников за рубежом. Остается лишь один выход — заключать с такими сотрудниками договор оказания услуг.

2. Не понятно, как оплачивать больничный лист, пока они еще являются резидентами РФ. Для оплаты необходимо будет получить больничный в местной поликлинике, далее перевести нотариально на русский язык, чтобы его могли принять в российском медучреждении, и уже на месте оформили больничный по нашим правилам. В противном случае ФСС может отказать в выплате. Если они перейдут на договор оказания услуг, то больничные не предусмотрены вовсе и оплачиваются сотрудником самостоятельно — равно как и отпускные.

3. Укрытие своих сотрудников от мобилизации является нарушением. И риски могут быть значительными, если сотрудники компании массово покинули пределы РФ без уважительной на это причины. Чаще всего эти риски грозят тем компаниям, которые получили повестку на сотрудника, который был не снят с учета в военкомате.

«Коснусь ситуации, когда сам собственник компании решил с семьей переехать в другую страну, оставив компанию на самоуправление или на управляющего, — приводит пример Людмила Ганджа. — Здесь тоже начинаются перемены в управлении. Ведь новая метла метет по-новому. И на рынке труда участились случаи выхода сотрудников–топ состава из компаний по причине новых управляющих кадров». Плохо себя чувствуют и те компании, которые были не оцифрованы, не автоматизированы. Там многим собственникам просто пришлось поставить бизнес на продажу и начать искать и строить новый бизнес за рубежом.

Итак, в основном уехали IT сфера и программисты. Строительные компании, которые хотят получать прибыль в должном объёме, уходят на стройки других стран. В удаленном формате работают многие консалтинговые услуги — им не составляет труда сменить локацию. «Что нельзя сказать о крупных производственных компаниях, которые не отличаются мобильностью и гибкостью, — отмечает Людмила Ганджа. – Но они чувствуют себя в России не очень комфортно, так как зачастую прежние поставщики теперь не могут выстроить с ними быстрые поставки и платежи. Из-за санкций логистика удлиняет цикл поставки, и идет удорожание итоговых продуктов».

Текст Марина Сипатова, иллюстрация Gettyimages.