Добрые дела онлайн
Что происходило с благотворительностью на самоизоляции рассказала основательница фонда «Доброделы Петербурга» Полина Тумашик
Во время самоизоляции мир словно замер – все разошлись по домам. Но нельзя поставить на паузу поддержку самых незащищенных слоев населения. Онкобольные, старики, паллиативные больные, инвалиды, бездомные, дети из детских домов, животные – их жизни буквально зависят от деятельности благотворительных фондов. Поэтому не удивительно, что количество обращений за помощью в благотворительные фонды увеличивалось во время карантина, а сборы пожертвований упали, потому что и бизнес, и люди, поддерживающие раньше разные НКО, сами оказались в ситуации неопределенного будущего.
Основательница благотворительного фонда «Доброделы Петербурга» Полина Тумашик рассказала «Горизонту событий», что происходило с подопечными фонда за закрытыми дверями и с какими трудностями столкнулись некоммерческие организации.

Полина Тумашик
Основательница фонда «Доброделы Петербурга»
- Как, на ваш взгляд, пандемия отразилась на людях? Увеличилось ли у вас количество обращение в фонд?

- Я очень благодарна команде и всем горожанам, которые несмотря на то, что сами оказалось в очень непростой ситуации, находили в себе силы помогать другим. Работы стало в три раза больше, чем до карантина. Мы стали закрывать заявки на продукты и лекарства для пожилых, к 9 мая было вручено 1000 подарков, а количество продуктовых наборов для семей, инвалидов и малоимущих мы раздали за три месяца больше 1500 штук. Раньше к нам в день обращались 1-2 человека, то в карантин были пиковые дни, когда количество доходило до 80 заявок. Очень много было тех, кто до карантина работал, имел стабильность и не являлся целевой аудиторией фонда, но спустя какое-то время после начала пандемии, им уже было некуда деваться, кого-то уволили, кто-то не успел оформить бумаги, чтобы получать выплаты. И все они говорили одно: «Помогите, нечего есть».

- Как опыт самоизоляции психологически повлиял на сотрудников фонда и тех, кому вы помогаете?

- Можно сказать, что для многих настал тот момент, когда они стали жить одним днем. И данная ситуация показала, насколько нужны и важны благотворительные фонды, и как нам, фондам, сейчас нужна тоже поддержка. Со своей стороны мы прикладывали максимум того, что мы могли сделать помимо гуманитарной помощи: одежда, обувь, лекарства, продукты. Например, для детей, которые находятся в больницах или на лечении дома, мы запустили проект «Звонок добра». Суть в том, что наш профессиональный добродел-аниматор звонил в образе любимого героя через мессенджер ребенку, играл с ним, веселил, предлагал поиграть и, если требуется, поздравить с днем рождения. У нас был мальчик, которые лежал один в больнице с коронавирусом. Ему было страшно, но хоть таким образом мы его смогли немного отвлечь и порадовать.
— Какие правила поменялись в жизни закрытых учреждений (детские дома, дома престарелых, хосписы)? Какие меры и новые нормы были введены?

— Мы безумно скучаем по нашим подопечным, среди которые и дети, и пожилые, и животные. С началом карантина сразу же были отменены все мероприятия. Все полностью было переведено в онлайн-режим. Для детей мы стали записывать видео с мастер-классами, а к 9 мая привлекли артистов и детей, чтобы записать видеопоздравления и показать нашим героям, т.к. к ним никого не пускают. Насколько мне известно, то в некоторых учреждениях сократили рабочий персонал, поэтому у многих увеличилась нагрузка. Благодаря пожертвованиям людей, мы могли помогать им лекарствами, средствами гигиены и средствами защиты.

— Снизилось ли количество поступлений от жертвователей? Или видоизменились как-то?

— Это самая больная тема у большинства фондов. Безусловно ситуация с коронавирусом повлияла на физические и юридические лица, которые делали пожертвования. И получается, что работы у фондов прибавилось в 2-3 раза, а ресурсы резко сократились. Именно поэтому мы объединились с нашими коллегами и запустили флешмоб «Если не будет фондов». Огромная благодарность тем бизнес-компаниям, которые несмотря на сложившуюся ситуацию стараются помочь. Так, недавно одна молодая девушка, у которой свое небольшое производство безглютеновой продукции, подписала с нами договор, и теперь ежемесячно будет переводить небольшую сумму в наш фонд. Именно благодаря таким людям, мы продолжаем верить в то, что сможем помочь подопечным, сможем дальше развивать фонд, сможем преодолеть все трудности, и каждое такое пожертвование теперь для нас еще ценнее, чем прежде.

— Ощутили ли вы изменения в отношениях людей к благотворительности? Стали ли люди участливее или, наоборот, переключились больше на свои проблемы?

— Как я уже сказала ранее, я испытываю огромную благодарность и восхищение. Такие показатели нашей деятельности стали возможны, только при поддержке горожан, которые отдавали нам свои продуктовые наборы из школ и садиков, они делились с теми, кому это нужнее. Много тех, кто хотел купить продукты пожилым, кто-то принимал участие к 9 мая и передавал вкусности, а кто-то стал автоволонтером. Такие тяжелые времена напоминают нам о том, что, объединившись, мы можем быть сильными и преодолеть трудности.

— Как лично вы себя ощущали в этой ситуации? За что волновались и что помогало справляться?

— Я чувствую огромную ответственность перед своей командой, и конечно, меня волнует то, что происходит в их жизни. Ведь многие помимо участия в деятельности фонда, имеют основную работу, и у кого-то там начались проблемы из-за карантина. И мне очень хочется поддержать и помочь им. Поэтому для себя я ставлю цель, чтобы наш фонд стал сильной организацией, которая сможет занять свое место в сфере НКО. Всегда в тяжелых ситуациях помогает поддержка людей, доброе слово и умение радоваться мелочам, которые часто мы не замечаем.
— На ваш взгляд, изменила ли пандемия людей? Или все сейчас само вернётся, как и было прежде?

— Однозначно, уже не будет все как прежде, но у нас была возможность посмотреть на то, где у нас есть слабые стороны, что можно и нужно усиливать, как люди себя ведут в разных ситуациях. Знаю, что некоторые приняли решение кардинально поменять сферу своей деятельности, а кто-то даже начал свое дело. Сейчас трудно — да, но сдаваться не стоит. Скажу честно, что в рамках фонда много сложностей и трудностей, но я не намерена опускать руки.